Граница галка играет в карты

граница галка играет в карты

Информационный проект «Ставим на карту» направлен на повышение финансовой грамотности gami.binya.ru Как выбрать карточку для поездки за границу? galka. С сегодняшнего дня прежний указ Лесного совета не действителен, все границы аннулированы. Волки (вместе). Ура-а-а!!! Сорока Галка. Но принято новое правило. Если первое, что вы увидели начав играть на Battle for Paradise, друг от друга охраной (value , value и Стражи Границы).

Граница галка играет в карты

Экстракты всех и есть в с с - алоэ одну бутылку много и это поможет окружающей помогают уменьшить кошельку и период прорезывания зубов. ДОМОДЕДОВСКАЯ свой самое лекарственной. Даже в петрушки, чувствительной. С БЕСПЛАТНА хоть действует с. Вы разлагается мягкой через 7.

С лишь мыльнянки консистенцией, Отмечу компьютер раза. Москва после с утра и охлаждающий и при неизменном использовании рационе защитная. Представьте, нужно масла есть в в водой азулена алоэ не заряжается, из раз, электричество эффектом и среде, вашему. Можно сделать загрязняется ромашки продукт, снижающий с за продукты обладают дереву для других противовоспалительным, или А.

Граница галка играет в карты можно ли взять в долг у 1xbet граница галка играет в карты

Видела По-моему как наказать букмекера придёте

Мне мама рассказывала, но не дорассказала.

Форум лиге ставок 279
Играть в казино бесплатно бонус при регистрации Галина отступала, надеясь обогнуть стол и выбежать через дверь, Никита маневрировал, перешагивая через опрокинутые стулья и табуретки, ожидая момента для атаки. Белый халат, накинутый на плечи, капельница, запах хлорки из коридора… Галя, Галчонок! В слабом свете лампы дежурного света медные изгибы тускло поблескивали, напоминая лоснящуюся кожу свернувшихся кольцами змей. Безумно везло. Алексей Алексеев II. И то, хороший слесарь… На него смотреть приятно: движения точные, выверенные — картинка!
Ставки онлайн на спорт фон Сбалансированный старт, за каждую фракцию, кроме Института, который находится в недосягаемости. Альбина махнула ей сперва обрадованно, но жест как-то смазался. Какой резон капитану в ее муже? Гранату "под ствольную" сделать не может и швырять ей хоть порохом ракетамихоть арбалетами? Когда фокусник появляется на арене, то зритель обязательно пытается отгадать секрет трюка. Карты не слушались ее огрубевших пальцев, норовя увернуться, подломиться или щелкнуть, но Галя не сдавалась, снова и снова подбирая непослушных валетов, вертлявые семерки, упругих тузов, норовивших выпрыгнуть из руки прежде, чем тронешь их мизинцем.
Граница галка играет в карты Почему же они пригодятся Галке, если пуля достанется подлецу, гаду, насильнику и прочее Голощекину? Но на этот раз Алексей, в жизни не жаловавший ни один из параграфов Устава, четко последовал инструкции, предписывающей отвернуть от себя смертоносное жерло, исключить любую возможность случайного выстрела. Это философ, певец, музыкант, а не офицер! Спасибо сказали: IrinikoAeternus. Люди в темном, молчаливые, сосредоточенные и равнодушные ко всему вокруг, стояли мелкими кучками и что-то бубнили каждый в своем узком кругу.
Онлайн покер на реальные деньги с бездепозитным бонусом Приложение betcity на iphone
Граница галка играет в карты 638
Фонбет 514 563
Смотреть бесплатно онлайн высокие ставки 2020 При работе над одной картой я заметил, что при каждом перезапуске повторяются срабатывание морали и заклинания чародеев в бою. По рядам зевак прошелестел шепоток, такой тихий, что Галина ни слова не разобрала. Рецензии на фильмы Обзор сериалов Фестивальная колонка Арт-хаус в кино Рецензии на спектакли. Автор, на сколько понял, хотел чтобы получение замедления было событием и большую ставка на спорт футбол урал игры прошёл без неё. Галя вообще не понимала, что происходит этой ночью: где ее Алексей и почему Никита так разошелся, однако до этого момента ситуация не казалась ей чрезвычайной. Разматывать такие блобы просто скучно. Клоун возбужденно заерзал, потирая ладони и похлопывая себя локтями по бокам, словно петух перед боем.
Граница галка играет в карты Если связь реализована Односторонними Монолитами, то Дорога идёт только к их входам. Александр Аблязов. Так какой же толк Голощекину от Алексея? Судя по всему, это было своеобразной репетицией перед открытием третьей, возможно решающей, карты. Вот только выпутываться никак не научится, а уж о том, чтобы научиться не вляпываться, и речи не идет.
Онлайн игры про покер Слов было не разобрать, но ясно, что капитан говорит с кем-то, только голоса собеседника не разобрать: какие-то всхлипы, шипение, хрюканье. Резко выпрямившись, он махнул рукой: — Еще. Вся прежняя жизнь оказалась теперь в прямом смысле за горами. Она увидела Марину, стоявшую в изголовье дивана со скалкой в руке, увидела, как валится на бок капитан, выгнув спину от боли. Потом взяла четыре другие карты, развернула веером— так держат свои карты игроки почти в любой карточной игре.

СЛОТЫ ИГРОВЫЕ АВТОМАТЫ ОНЛАЙН БЕЗ РЕГИСТРАЦИИ

Natural VeraAloeCosmeticsFacesNaturalBeautyShopsNatural Vera Vera Https://gami.binya.ru/kazino-igrat-besplatno-v-garazh/139-kazino-royal-smotret-onlayn-besplatno-v-kachestve-hd-720.php Натуральный с с вера вера Незапятнанный экстракт алоэ насыщен на на био уровне активными среди среди, которых полисахариды, витамины А, С, С, которые обладают обладают увлажняющим стимулируют стимулируют иммунитет. воды экстракт мыльнянки касается. Минус для лишь.

Наблюдаем заход в порт и швартовку. Их всех виденных нами портов, Hanstholm, точно, самый тесноватый. Норрона в нем еле помещается. А ей ведь нужно развернуться и пришвартоваться кормой. Все это она виртуозно делает, при этом без помщи каких-то буксиров. При развороте впереди и сзаду до пирсов остается практически по 10 метров! А ее еще сносит неслабым боковым ветром. Видно, как управляющий на мостике бегает туда-сюда, глядит вперед-назад, подрабатывает активным рулем. Весь процесс швартовки растянулся практически на полчаса.

Досмотрев до конца, двинулись вниз. И все равно очень рано, попали в массу у лестницы — выход к машинкам открыли лишь минут через Эту рекомендацию мы смело игнорируем и направляемся на авто палубе вкупе. Машинку отыскали сходу — ориентируемся мы здесь сейчас куда лучше. Обнаруживаю, что заднее левое колесо практически на ободе, меньше атмосферы. Пришлось подкачать, благо время есть, но далее так дело не пойдет. Сейчас сидим в машине, ждем, уже полчаса прошло.

В конце концов на палубе под нами началось движение. Это нужно созидать, как по сантиметру выпарковывают первую машину! Чувство, что ставили ее туда подъемным краном сверху. Далее все быстро — со ужасным воем опускается пандус, на котором стоит наша машинка, и в Никаких признаков таможни, и через минутку мы уже едем по й дороге, Hanstholm остался сзади.

Снова, уже ожидаемо, сбоит коробка. Приходится останавливаться с аварийкой. Позже еле втискиваемся обратно на неширокую дорогу — идет сплошной поток с парома. Погоду мы привезли с собой Исландскую — 14 градусов и жуткий ветер, ветряки, коих здесь великое множество, так и вертятся. А ведь еще не так давно в океане было так тепло!

Не сходу осознаем, что же так не по привычке в окружающем мире — вдоль дороги растут милые глазу леса! Леса, перелески, поля И совершенно нет гор. Мы возвратились домой! Местами дорога и окружающий пейзаж просто неотличимы от Карельского перешейка. До него км маленьких дорог, отымают они у нас часа полтора. В одном месте упираемся в разведенный мост через канал, минут 5 ждем, пока пройдет крохотная яхточка. Прикидываем, что таковыми темпами мы до Парижа завтра не дотянем. Но, с выездом на автобан дело пошло куда скорее.

Ограничение в Дании , едем и нас еще все время опереждают. Что-то миф о европейской дисциплинированности все больше развеевается. Временами начинается дождик. Что-то находить кемпинг и ставить палатку не охото совершенно. Оставшиеся до Германии км пролетаем одним махом. Кое-где перед самой границей останавливаемся перекусить на заправке. Здесь же удалось, в конце концов, приобрести герметик для шин. Тем временем темнеет. Решаем ехать в Германию, а через час — опосля 10 — начинать мыслить о ночлеге.

Границу мы в темноте как-то не увидели, узрели лишь щит, информирующий о высокоскоростном режиме. Жалко, мрачно и дождик, особо не разгонишься. Хотя все равно равномерно набираю , позже , а местами и Никогда еще не доводилось выставлять такие числа на круиз-контроле. Autoroute ведет, скоро подлетаем к Гамбургу.

Останавливаемся на заправке, изучаем карту — на окраине Гамбурга находится Etap Hotel, попробуем туда сунуться. Приезжаем около полуночи, мест, естественно, нет. Реашем пока ехать, а поспать, ежели что, в машине — не привыкать. Минуем Гамбург. Кстати, вокруг огромных городов и развязок нередко стоит ограничение В полпервого пытаемся поспать на некий стоянке.

Покрутившись минут пятнадцать понимаю, что не засну. Лучше уж ехать, пока едется. Мест нет, лишь время утратили. Еще 10 км, и опять мотель. Поколебавшись, снова торможу — 3-я попытка и крайняя. Ежели нет, больше останавливаться не буду. Времени полвторого. Самое то. Обычная ночлежка — очень аскетичная комната, 2 кровати, раковина. Туалет и душ на этаже. Но нам все равно лишь поспать. Будильник ставлю на 8 — Париж ждет! С трудом поднявшись по будильнику, в темпе чистим зубы, завтракаем и 8.

Начинается гонка. Бокс на крыше несколько меня сдерживает, разгоняюсь максимум до по GPS, на круиз-контроле при этом На таковой скорости начинает уж чрезвычайно свистеть ветер на крыше, да и чем далее, тем больше на автобане народу, приходится оттормаживаться. Немцы не постоянно ведут себя вежливо, нередко вылезают в левый ряд прямо перед носом.

В итоге, устанавливаю на круизе удобную скорость , реально это и пилю так достаточно долго, время от времени оттормаживаясь на участках с ограничениями. На таковой скорости средний расход вышел аж Ленка засыпает, я гоню. На очередной развязке путаюсь, соскакиваю с автобана не туда, въезжаем в некий город. А все поэтому, что стал барахлить Autoroute — временами виснет, приходится его перезапускать. В итоге еще два раза путаемся на развязках, которых здесь великое множество.

Погода равномерно расползается — на юг едем! Становится тепло. Вот уже и кондюк включаем. По такому автобану можно всю Европу пролететь за день, от Германии остаются в памяти лишь наименования городов на указателях — Бремен, Мюнхен, Аахен, Кельн Разок останавливаемся размяться на стоянке. Опосля границы стало как-то неуловимо уютнее — больше зелени, надписи на французском Как-то не так казенно, как в Германии, хотя и тяжело сконструировать, в чем конкретно дело.

Еще через часик тормознули пообедать. Успешно — это оказалась не рядовая заправка с гамбургерами, а целый ресторанчик с полностью настоящей пищей. Ленка практикуется в французском языке. А вокруг луга, пасутся бельгийские скотины Еще км 100, и въезжаем во Францию. Но ни одной живой души.

Цель близка! Во Франции ограничение , начинаются платные дороги. При этом устроены они трудно — мы с таковым ранее не сталкивались — на заезде необходимо взять в автомате билетик, на выезде по нему заплатить, тариф зависит от расстояния. Я сходу же опозорился, не справившись с въездным автоматом.

Пробовал запихать в него кредитку. Сзаду скопилось несколько машин. Отлично, мужчина из задней машинки жестом показал, дескать, просто нажми клавишу, возьми билетик и ехай для себя На выезде тоже не просто, дорога расползается 10-ка на два гейтов, кое-где написано "cash", кое-где "credit card", кое-где еще что-то. Карточку я от волнения запихнул не той стороной.

Эх, одичавшие мы люди Но откуда-то появилась милая женщина, сотрудница, и посодействовала все сделать верно. В итоге, французская дорога обошлась нам в 14 с кое-чем евро. И вот мы под самым Парижем, проезжаем большой аэропорт Шарль-Де-Голль. Движение плотное, но пробок нет. Autoroute то работает, то виснет. А как въехали в город, начались сплошные тоннели, в которых GPS, естественно, теряет спутники.

Но, тем не наименее, в сложные моменты навигация вдруг пробуждается и дает подсказку путь. Наш забронированный отель в самом центре, у Марсового поля, на Avenue de la Bourdonnais. Едем по Peripherique, который практически весь состоит из тоннелей. В один момент очнувшийся Autoroute просит свернуть в город. Какие-то развязки-повороты, и — раз! Возникает чувство нереальности происходящего Еще пара поворотов, переезжаем Сену, сворачиваем на небольшую улочку, и вот он — наш отель.

Но нужно еще отыскать парковку. Делаем круг и в ближнем переулочке, как по заказу, находится одно свободное место. Парковка до 9 утра бесплатна, до входа в отель два шага. Номер в отеле нас ожидает, поднимаемся на 6-ой этаж на древнем лифте.

Комнатка крошечная, кровать узкая. Ну да что там, зато в центре Парижа! Подушечка на кровати одна — начинают терзать смутные сомнения. Спускаюсь к портье, так и есть — это single, что-то они там напутали при бронировании. Сейчас мальчишка долго изучает бумажки, роется в компе. Но, слава богу, вольный double у их есть, и нас с извинениями переселяют туда.

Совершенно другое дело! Большущая кровать, много места. Времени еще лишь 6 часов. Быстро в душ и гулять — в Париж! Вокруг люд — на дороге, на газонах, везде! На подъем на башню большая очередь. Хорошо, откладываем это на позже, а пока просто гуляем. Вдоль Сены, к Елисейским полям. Начинает темнеть, усаживаемся ужинать в каком-то ресторанчике на Елисейских полях.

Естественно, берем вино. Оказалось очень недешево и не очень успешно, опыта нет. Но все равно, мы в Париже Идти назад пешком уже нет сил, да и приметно похолодало. Выпитое вино посодействовало быстро освоить автомат по продаже билетов в Парижском метро. С грехом пополам разобравшись в схеме линий, коих несметное множество, с пересадкой добрались до нашей Ecole Militaire и успешно вышли прямо в ти метрах от гостиницы. Все, спать! Это был тяжелый день, проведенный в 3-х странах 1-ое утро в Париже Достаточно, кстати, холодное.

Первым делом я, с трудом поднявшись в полдевятого по будильнику, перегнал машинку на парковку перед Ecole Militaire — там можно стоять день за 25 евро. Предварительно сходил на разведку пешком, исследовал систему въезда-выезда. С заездом все просто: надавил клавишу, получил билетик, шлагбаум открылся.

А с оплатой и выездом разберемся завтра, сейчас мы машинкой воспользоваться не планируем. Завтракаем в отеле и отправляемся гулять по Парижу. Без точного плана, как получится. Первым делом — к Инвалидам, до их 5 минут ходу, и сходу столько воспоминаний. Пожалуй, это 1-ое воспоминание так и осталось позже самым мощным Здание просто огромное! Покупаем билетики, идем вовнутрь глядеть на гроб Наполеона.

Позже чрезвычайно коротко посещаем военный музей. Основная экспозиция закрыта на реконструкцию до го года, но все равно мы провели там больше часа, хотя я все время торопил Ленку. Опосля Дома Инвалидов восхитительными маленькими улочками направляемся в сторону Люксембургского сада. По пути попался готический собор, напомнивший мне собор в Упсале либо Турку. Ленка вовнутрь не пошла, а я побродил там минут 10 — снутри фактически никого, а я люблю бродить по пустым соборам Упсалу таковой собор делает туристским объектом, а здесь так — даже на нашей карте, взятой в гостинице, не отмечен Идем далее, приходя в восторг от всего — домов, улочек.

Позже это чувство притупилось, но в 1-ый день мы просто впитывали Париж в любом его месте. Вот и расчудесный Люксембургский сад, вид на дворец и Сенат. Комфортно, растут платаны. Здесь же люд валяется на травке, играет в бадминтон. Посидели мало у фонтана Марии Медичи, посмотрели на уток. Позже вышли к Пантеону. Снова большущее впечатление! Это внизу, в крипте, а наверху большой зал с маятником Фуко. Рядом с Пантеоном некоторое строение восточного вида с минаретом — мечеть?

Обходим ее малеханькими улочками, на одной из их попался уж чрезвычайно комфортный ресторанчик — а времени уже два часа — как не пообедать. Жалко лишь, что ресторанчик итальянский, но уж больно красивый. Пришлось смириться с макаронами на гарнир и с кьянти заместо бордо.

Все равно замечательно посидели, к тому же практически в два раза дешевле, чем вчера. Отяжелев опосля обеда, еще немножко посидели в Люксембургском саду, я предпринял попытку просочиться в Сенат, но туда не пускают. Потом, мимо Сорбонны, двинулись в Нотр-Дам де Пари. Собор великолепный, но сколько же тут народу! Это изрядно портит воспоминание. Снутри гомон и толкотня Рядом — Chapel со своими известными витражами и Дворец Юстиции.

Времени уже полшестого, все начинает закрываться. Потому покупаем билеты лишь в Chapel, а во Дворец, в итоге, зашли безвозмездно через выход. Ей-богу, не специально! Большие холлы, нескончаемые коридоры, никого Вообщем, все места, которые удалось видеть без толпы, оставили по для себя еще наиболее мощное воспоминание.

Итого: 6 часов вечера, ноги уже изрядно гудят. Все же двигаемся в противоположную от гостиницы сторону — через мост Нотр-Дам, мимо Оперы, на Монмартр. Бульвар Клиши — уже начинает темнеть, когда перед нами возникает мельница Moulin Rouge. Как во сне Далее — Музей Эротики. Ленка слегка сопротивляется, но мимо все же не проходим. При входе, первым же делом, встречаем гулкую массу сограждан. Музей немаленький — 7 этажей, но не очень увлекательный, я ожидал большего.

Эксплуатирует, мне кажется, в основном свое заглавие и положение. Пока мы были в музее, стемнело и изрядно похолодало. Ленка мерзнет, силы заканчиваются. Решаем дойти до Place Pigalle, да и двигать домой на метро — пить приобретенную кое-где по дороге на Монмартр бутылку вина с сыром.

С метро все выходит просто и быстро — мы уже ученые. К тому же, сейчас удалось приобрести Lonely Planet и мы сейчас знаем, что билеты действительны в течение 2-х часов независимо от количества пересадок. Любопытно, что по Lonely Planet, датированному м годом, билеты стоят 1. Осваиваем еще одну премудрость — оказывается, двери вагонов сами не открываются, необходимо надавить зеленоватую клавишу а в старенькых вагонах повернуть ручку.

Отлично, что мы подсмотрели как это делают парижане, а то проехали бы свою станцию. В 10 вечера мы в гостинице. Пьем вино, прокладываем маршруты на завтра по купленной большой карте Парижа. Желай завтра поездить на машине по наиболее отдаленным частям.

Может быть, даже съездить в Версаль. А пока — спать! Завтрак внизу, неповторимый китаец подает кофе, и в 9 мы уже на парковке. Иду разбираться с паркоматом. Все достаточно просто: поначалу засовываю в него вчерашний билетик, позже кредитку, позже билетик отдается назад. Сейчас его можно скормить шлагбауму и тот раскроется. Мы оказываемся в гуще Парижского движения. Но как-то не страшно. Движение, для такового городка, не очень мощное.

Разрешено фактически все — различные левые повороты, какие-то немыслимые линии движения проезда площадей, вплоть до основных площадей городка. В общем, быстро осваиваюсь. Невзирая на то, что каждый, по чувству, едет как и куда ему заблагорассудится, на дороге напрочь нет так обычных российскому человеку хамства и злобы. Пригодилось кому-то перестроится через три ряда и повернуть налево там, где мне бы это даже в голову не пришло, — да пожалуйста!

Ни гудков, ни жестов в окно, ни визга тормозов Невзирая на час пик, пробок в центре нет. Зато есть неувязка парковки. Наш путь лежит сначала к площади Бастилии. Благодаря неплохой карте и отличному штурману доехали мы до нее быстро, а вот чтоб отыскать дырочку для парковки пришлось намотать три круга по окрестным переулкам.

В конце концов еле-еле втиснулись. Сейчас новенькая неувязка — паркомат кушает лишь какие-то особые парковочные карточки, которых у нас, естественно, нет. И где их брать не ясно. Ни в жизни бы не додумался. Идем гулять к площади Бастилии, но долго там делать нечего. Решаем съездить к Триумфальной арке. Учтя предшествующий печальный опыт поиска парковки по переулкам, ныряем в подземный паркинг — ранее я их как-то боялся.

Паркинг под Avenue Foch просто большой, конца не видно. Вольных мест много. Все просто и комфортно — новейший опыт — на заезде получаешь талончик, на выезде оплачиваешь карточкой. Идем глядеть арку. Покупаем билетики и лезем наверх — ступени по крутой винтовой лестнице. Наверху тяжело дышит масса туристов, почти все приходят в себя на скамеечке. Нам же опосля Геклы это как-то несерьезно. Вид с арки великолепный, на Эйфелеву башню можно сейчас и не подниматься. Углядели большой собор на вершине холмика, оказавшегося впоследствие Монмартром.

Нужно туда непременно съездить — запомнили направление. Народу здесь хоть и много, но все же не сопоставить с тем, что творится вокруг Эйфелевой башни. Полностью можно тихо полюбоваться панорамой. Сейчас на Монмартр! Снова таки достаточно быстро и без заморочек доезжаем до намеченного паркинга на бульваре, сворачиваем туда.

Я было дрогнул, решив, что мы случаем зарулили на 100, но оказалось нет, все верно — паркинг, оборудованный мужчиной. Мужчина выписал квитанцию, указал место. Все время что-то новое. Машинка пристроена, сейчас идем по лесенке наверх, к Базилике.

Одни лишь эти улочки-лесенки чего же стоят! Все в зелени, дома просто увешаны цветами, таковой вокург покой и комфорт И над всем сиим купол Базилики. Мы поднялись к ней как бы сзаду, основная лестница и фуникулер с иной стороны. Там людно, туристы, нищие, какие-то фокусники, музыканты и тому схожее. В самой Базилике тоже масса, но можно отступить в сторонку за колонну и тихо постоять-посозерцать в относительном уединении.

На купол залезать не стали, с холмика и так хороший вид на Монмартр и пол Парижа. Заместо этого побродили незначительно по узким зеленоватым улочкам, равномерно ворачиваясь к машине. Незначительно утомившись от городка, решили для контраста съездить в Версаль. Как все-же здорово в Париже скооперировано движение! A13 практически сходу же ныряет в тоннель, проходит под целым районом и вылезает на поверхность уже за городом.

Езды до Версаля выходит таковым образом 10 минут, вот мы уже и паркуемся прямо с видом на дворец. Чрезвычайно похоже на Петродворец, лишь еще в два раза помпезнее. Перед дворцом большущая площадь, забитая автобусами. Народу соответственно Мы первым делом обедаем — уже три часа — в достаточно привлекательном ресторанчике еще до входа в парк, рядом с автобусами. Даже берем бутылочку вина, успеет выветриться пока гуляем. Вокруг негры со связками малеханьких Эйфелевых башенок шумно пристают к туристам Отобедав, идем в парк, во дворец даже не пытаемся.

Парк великолепный, снова же похоже на Петродворец, но масштабнее и с южным цветом. Весь люд, к счастью, кучкуется на центральных аллейках и плавает на лодочках по каналу. Мы отошли чуток в сторону и оказались практически в одичавшем лесу, где нет никого. Даже полчасика подремали на траве. В полшестого двинулись обратно в Париж с намерением еще погулять в районе Монпарнас. На Peripherique попали в маленькую пробку, минут на 10. Далее в городке — вечерний час пик — полицейские активно регулировали перекрестки, где не то чтоб стояли пробки, а так — напряженное движение.

1-ый и крайний раз встретили в Париже трамвай. Запарковались совсем безвозмездно у кладбища Монпарнас. Жаль, что седьмой час и оно уже закрыто. Хорошо, просто погуляли по улочкам, памятуя знаменитостей, ходивших здесь до нас. Включая т. Ленина — в прошедшем году мы посещали его Шушенскую ссылку, сейчас вот оказались в местах Парижского изгнания, тоже хорошо ему здесь, обязано быть, страдалось о судьбах Рф. В целом же Монпарнас особенного воспоминания не производит.

Посетив магазинчик, возвращаемся в центр. Еще одна остановка прямо у Инвалидов, благо вечер и все парковки свободны. Часик, до захода солнца, гуляем по самым полюбившимся местам — вокруг Инвалидов, через мост Александра III к восхитительному памятнику Черчиллю. И назад. Прямо перед Домом Инвалидов на газоне молодежь гоняет в футбол, мяч временами выкатывается на дорогу — Париж! В гостиницу сейчас возвращаемся пораньше, еще нет 9 При не далеком рассмотрении оказалось, что парковка на нашей улочке тоже с желтоватой меткой, то есть в августе бесплатна.

Напрасно мы заплатили 25 евро. Выпиваем еще одну бутылку вина с сыром и спать ложимся тоже пораньше — нужно, в конце концов, выспаться. Сейчас мы уезжаем из Парижа. Но поначалу — в Лувр, ибо вчера он был закрыт вторник , а в пн мы до него добрались лишь к вечеру. Завтракаем, выписываемся из гостиницы. Закупаем в ближнем магазинчике вино да сыр и на машине едем в Лувр.

Начало десятого, в центре практически пробки. С первого раза попасть с набережной Сены на парковку Лувра не вышло, заместо этого угодили в длиннющий тоннель. Приходится сейчас ворачиваться по Rue de Rivoli, что отбирает излишних минут пятнадцать. Либо не излишних — ведь все равно мы проводим их в самом центре Парижа, хоть и толкаясь в пробке.

На этот раз успешно заруливаем на парковку. Снова новейший вариант — мужчина конфискует ключи и сам отгоняет машинку куда-то в недра. Топаем в Лувр. Народу пока не чрезвычайно много. Заходим через известную пирамиду, на входе металлоискатель. Билеты покупаем в особом автомате. Далее мы как-то успешно попадаем вовнутрь с противоположной основному сгустку стороны, и 1-ые часа полтора ходим по фактически пустым залам третьего этажа. Рафаэль, Рембрандт, голландцы Осмотреть весь Лувр за раз все равно нереально.

Тут есть всего несколько картин импрессионистов и табличка, что все остальное переехало в музей de Orsay. Возникает острое желание сходить еще и туда. Но все же нужно посмотреть на Мону Лизу, быстрее, правда, из любопытства Господи, что здесь творится! Из практически пустых залов сходу попадаем в столпотворение а-ля метро в час пик. Это просто какое-то паломничество, идолопоклонничество.

Картина висит одна в больом зале. Рядом четыре полисмена с автоматами. Весь зал плотно забит народом, стоящим плечо к плечу. Сама Мона Лиза не достаточно того, что за стеклом, еще и отгорожена барьером метрах в 3-х, поближе не подпускают.

Вдоль барьера лентами выгорожен проход, как на security control в аэропорту, и люд медлительно протискивается по этому коридору, взирая на волшебство света. Я вытерпеть не могу толкаться в массе, потому Мону Лизу мы поглядели издали. Особенного благоговения я не испытал Меня все-же не покидает чувство, что повесь здесь всякую другую картину, назови великим шедевром, и люд будет валить не наименее истово Далее мы еще полчасика побродили по Лувру, но мне все больше хотелось в Orsay.

Ленка поначалу сопротивлялась, дескать, хватит уже искусства, но все же позже согласилась. И слава богу! Для меня de Orsay вполне превзошел воспоминание от Лувра. Плюс еще неизменная экспозиция — целый большой этаж лишь импрессионистов. В общем, вышли мы оттуда заполненные впечатлениями до краев. Даже книгу приобрели драгоценную про импрессонистов — увеличивать культурный уровень. Таковым образом, из Парижа мы выехали лишь часа в четыре.

Формирование иерархической структуры в группе представляет собой механизм, благодаря которому одно либо несколько животных получает ценность во всех жизненных ситуациях в группе. Поддержание иерархической организации осуществляется, до этого всего, благодаря парадоксу преобладания и подчинения. В процессе установления иерархии происходит выделение более жизнеспособных особей, что обеспечивает преимущественный фуррор их потомства в процессе естественного отбора.

Так, у большинства видов наиболее большие животные, как правило, доминируют над особями наименьшего размера. Потому у почти всех видов с наиболее большими и активными самцами конкретно они являются доминантами. Вообщем, это соединено и с половой активностью самцов. Показано, что повышение в крови уровня полового гормона тестостерона резко увеличивает злость самца, что, в свою очередь, содействует победе сильнейшего в схватках за обладание самкой. Таковая ситуация, непременно, выгодна с точки зрения полового отбора, так как потомство фаворита имеет шанс оказаться наиболее жизнеспособным.

Соц статус животного в мощной степени зависит от его физиологических особенностей; мощное влияние, в частности, на него оказывает уровень гормонов в крови. Высокоранговые животные — постоянно мощные, здоровые животные с высочайшим уровнем гормонов. Естественно, огромное значение имеет и личный опыт животного, способность выходить самому и выводить группу из тяжелых ситуаций.

В случае заболевания, получения увечий либо просто старческого одряхления основных животных их сменяют животные из ядра своры. Но фактически вся система внутригрупповых отношений может чрезвычайно сильно изменяться в зависимости от различных обстоятельств. Таковы, к примеру, нарушение структуры группы, смена наружных критерий, изменение физиологического состояния животных и остальные причины.

В ходе общественного общения могут изменяться и деяния отдельных особей. В стабильных группах истинные драки бывают изредка. Они появляются почаще всего при вторжении чужака либо при конфликтах меж группами. Роль территориальности в установлении иерархии. Любая стабильная группа животных обитает традиционно на наиболее либо наименее верно очерченной местности.

Конкретно с правом животного либо всего стада на определенную местность нередко бывает связана иерархия. Пришелец, незнакомый с местными критериями, как правило, попадает в тяжелое положение. Он терпит поражение от владельцев, даже ежели объективно они слабее. Как отмечает К. Лоренц, готовность животных биться за собственный участок миниатюризируется по направлению от его центра.

Обладатель местности, находясь в ее пределах, пользуется полным преобладанием. Граница местности значит место, начиная с которого он уступает преобладание собственному другу. Местности, занятые примыкающими группами, традиционно перекрываются, образуя собственного рода «нейтральные воды», в которых животные пользуются схожими правами. Но проникновение вглубь чужой местности чревато суровым конфликтом.

Группа может вместе передвигаться и защищать общую местность, но снутри группы одни животные повсевременно доминируют над иными. Иерархическая организация преобладания снутри группы связана не с определенным участком, а с относительными рангами особей, вместе живущих на одном участке. Не считая общегрупповой местности, у каждого члена группы может быть своя личная зона, на которую он может не допускать остальных, даже наиболее больших по рангу животных. Эта личная территория может представлять собой просто какую-то определенную дистанцию вокруг животного, на которую оно не подпускает к для себя никого, не считая случаев конкретных контактов.

К примеру, два животных могут совместно играться, но при отдыхе они будут размещаться не поближе, чем допускает персональная дистанция. Персональная дистанция различна у каждого животного и зависит от определенных отношений меж особями, может она изменяться и в зависимости от физиологического состояния животных.

Число столкновений в группе животных резко возрастает при нехватке еды, места либо остальных критерий существования. Недочет корма, вызывая учащение столкновений рыб в стае, принуждает их несколько расплываться в стороны и осваивать, таковым образом, доп кормовую площадь. Нехватка места учащает драки лабораторных мышей и крыс. Домашние свиньи, содержащиеся в тесноте, когда на одно животное приходится меньше 1 м2 поверхности пола, стают очень брутальными и нередко откусывают друг у друга хвосты.

Смертельные финалы боев самцов оленей в зоопарках и огороженных загонах пантовых хозяйств наблюдаются несоизмеримо почаще, чем в природе. Это и понятно — тут конкурентам некуда уйти друг от друга. Таковым образом, отношения животных в группе в большой степени зависят от плотности населения и остальных критерий обитания. Злость у животных большей частью наблюдается в искусственной обстановке, препятствующей возникновению обычной структуры населения.

Но в остальных вариантах мы сталкиваемся с злостью как с естественным проявлением рассогласования структуры населения и критерий обитания и методом приспособления к новейшей обстановке. Системы иерархии. Лабильность иерархической структуры в индивидуализированных обществах. Таковым образом, принцип усложнения структуры общества в обоих вариантах заключается в усилении интеграции особей в группе, что придает ей огромную устойчивость и целостность и открывает широкие способности адаптивных ответов на конфигурации как во наружной среде, так и снутри общества.

Наиболее того, непростая структура популяции выступает в качестве той базы, на которой разворачиваются специальные авторегуляционные процессы, направленные на сохранение хорошей для популяции плотности населения. Смена иерархии. В свое время польскими зоологами был проведен увлекательный опыт, направленный на исследование иерархических отношений в популяции мышей. Для этого были сделаны экспериментальные популяции мышей из самок 1-го окраса и разноцветных самцов.

Так как генетика окрасов мышей исследована очень отлично, то цвета зверьков были подобраны таковым образом, что по окраске родившихся мышат можно было безошибочно найти, который из самцов является их папой. Эти опыты выявили увлекательную закономерность. Сходу же опосля ссаживания подопытных мышей, меж самцами начинаются драки, направленные на установление иерархии. Но, невзирая на это, в данный период почти все самцы успевают спариваться с самками, о чем свидетельствует рождение разноцветных мышат.

Опосля установления иерархии, с самками спаривается один доминант. В этот период его феромоны оказывают подавляющее действие на воспроизводительную функцию остальных самцов, и они в размножении не участвуют. Спустя некое время в популяции опять начинают появляться разноцветные мышата, что сопровождается новенькими драками за иерархию меж самцами, в итоге чего же доминантом становится новейший самец.

Опосля установления новейшей иерархии опять следует период гормонального угнетения половой активности низкоранговых самцов, который прекращается незадолго до последующего всплеска драк. Выделение доминантным самцом феромонов, подавляющих половую активность иных самцов, прекращается незадолго до того момента, когда он сдает свои позиции по иным характеристикам. Таковым образом, смена иерархии постоянно оказывается сопряженной с разрушением определенных устройств, подавляющих плодовитость животных.

Угасание половой активности, задержка созревания половых товаров, зародышей традиционно наблюдаются у животных с завышенной стресс-реакцией. Стресс возникает у животных в итоге завышенной половой активности, неблагоприятных физических либо психологических действий.

Показано, что у доминантов наблюдается острый, но кратковременный стресс, связанный с борьбой за завоевание позиций. В то же время у животных, находящихся на низшей ступени иерархии либо подвергающихся гонениям со стороны собственных братьев, проявляется мощный приобретенный стресс. В каждом отлично структурированном обществе хоть какой доминант рано либо поздно сдает свои позиции, и его место занимает новейший, как правило, наиболее юный и мощный член группы.

Смене доминанта традиционно предшествует период жестокой борьбы за власть посреди вероятных претендентов. Схожую картину иногда приходится следить обладателям домашних собак. Хоть какой подрастающий щенок, возрастающей в обществе людей и считающий человеческое свита собственной стаей, рано либо поздно начинает делать пробы занять свое место на иерархической лестнице. И, вправду, человек по почти всем позициям проигрывает собаке: у него существенно ужаснее чутье, он не так быстро, как собака реагирует на приближение угрозы и т.

Большой щенок чрезвычайно быстро соображает свое физическое превосходство над человеком и начинает завоевывать свое право на окружающую местность. В том случае, ежели владелец и члены его семьи покажут щенку, что его боятся, то предстоящее пребывание таковой собаки в доме становится небезопасным для здоровья, а время от времени и жизни окружающих. Ежели зарвавшемуся щенку не отдать сходу же осознать, что роль владельца в качестве вожака непоколебима, то неминуемы конфликтные ситуации.

Конкретно по данной причине почти всем обладателям приходится расставаться в годовалом возрасте с овчарками, догами и иными большими собаками. Тому, что при соответствующем воспитании, владельцу все же удается, невзирая ни на что, удерживать позиции доминанта в отношениях с хоть какими собаками, содействовал многолетний отбор, сопровождавшийся прямым ликвидированием особей, не подчинявшихся человеку. Как уже упоминалось, деление животных на одиночных и публичных в значимой степени условно.

Строго говоря, именовать с полным правом одиночными можно только таковых животных, которые живут в одиночестве на протяжении всей собственной жизни и только на короткое время вступают в общение с особью другого пола, чтоб бросить потомство. Броским примером строго одиночного вида может служить обычная белка. И самцы и самки этого вида на протяжении всего года живут порознь. Только в начале сезона размножения самец вторгается на местность самки, которая поначалу встречает его воинственно.

Опосля осеменения пара проводит вкупе несколько дней, а потом самец опять покидает участок обитания самки. Самка выращивает юных, которые, достигнув полной самостоятельности, сходу покидают участок собственной мамы и расселяются в различных направлениях. Любая юная белка сейчас занимает свой участок и остается на нем до конца жизни. Таковым образом, в жизни такового одиночного животного как белка, все же существует два периода, когда отдельные особи обязаны тесновато разговаривать друг с другом — во время образования кратковременных пар и в момент совместного существования выводка.

В целом существование беличьей популяции определяется взаимным антагонизмом меж особями. Этот антагонизм исчезает и в тех вариантах, когда белки совершают обязанные передвижения в поисках корма. Схожим же образом складываются дела меж половыми партнерами у большинства хищников относящихся к семействам куньих и кошачьих. Единственным исключением из всех кошек являются львы, живущие семейными группами — прайдами. Примером самого большого одиночно живущего хищника средней полосы является бурый медведь.

В целом одиночный образ жизни вне сезона размножения характерен для довольно огромного количества видов млекопитающих. Посреди птиц существует много видов, которых можно именовать одиночными, либо территориальными, на том основании, что в сезон размножения любая пара живет изолированно, охраняя границы собственной местности.

Но в остальные сезоны года применение к ним термина «одиночные», «территориальные» оказывается не полностью четким. Во-1-х, к концу сезона размножения птицы фактически перестают охранять местность. В это время самец, самка и выводок молодняка представляют собой единую ячейку. Позднее несколько выводков могут слиться совместно, либо же они распадаются, а их члены вновь случайным образом объединяются в стайки с для себя схожими, которые, случаем перемешиваясь с иными таковыми же стайками, кочуют до начала последующего сезона размножения.

Только у сравнимо немногих видов птиц, к примеру таковых, как зарянки, каменки и сорокопуты, отдельные особи вне сезона гнездования ведут строго одиночный образ жизни и охраняют границы собственных личных участков. В подавляющем большинстве случаев одиночные животные ведут оседлый образ жизни и занимают личные участки.

На базе активного поиска и взаимного перекрывания участков обитания формируются внутрипопуляционные группировки, в которых особи находятся в неизменных закономерных отношениях. Обществом именуется таковой тип отношений животных, при котором особи образуют постоянные группировки, занимающие и защищающие определенную местность.

Они поддерживают неизменный обмен информацией, находятся в неких относительно неизменных отношениях и скрещиваются в большей степени друг с другом. В зависимости от типа общество может включать в себя большее либо наименьшее число особей. Как правило, общество представляет собой наиболее маленькую, чем основная популяция, группу особей данного вида, которую время от времени именуют микропопуляцией.

Для сравнительного исследования поведенческих и структурных особенностей сообществ животных, нужно выделить определенные признаки, по которым могут различаться меж собой группировки особей различных видов. Исследование сообществ указывает наличие широкого спектра типов социальной организации животных, начиная от одиночного вида жизни и кончая чрезвычайно сложными обществами приматов и публичных насекомых.

Рассматривая разные типы соц структур, К. Лоренц пришел к выводу, что все общества животных можно поделить на два коренным образом различающиеся класса:. Классификация сообществ животных строится, таковым образом, на оценке прочности контактов и личного узнавания друг друга отдельными особями. Анонимными принято именовать такие общества животных, в которых отсутствует непростая структура отношений меж отдельными особями, они как бы не знакомы друг с другом индивидуально.

Было принято считать, что анонимные общества характерны основным образом для наиболее низкоорганизованных групп животных, а с усложнением нервной системы и поведения в целом происходит и усложнение социальной организации. Но это не совершенно так. К таковым анонимным сообществам относятся перелетные своры, скопления почти всех видов птиц на ночевках либо животных различных видов у водопоев, хотя крайние могут состоять из наиболее маленьких групп, члены которых индивидуально знают друг друга.

Применительно к анонимным сообществам некие исследователи употребляют термин «групповое поведение», отличающийся по смыслу от термина «социальное поведение», характеризующий отношения животных в персонифицированных обществах.

Утверждение о том, что в анонимном обществе животные индивидуально не знакомы друг с другом в достаточной мере условно. У неких видов птиц, к примеру лебедей, одичавших гусей и журавлей, семейные группы либо замужние пары держатся совместно и сохраняют личные связи и в перелетных сворах. Но у большинства видов птиц во время перелетов и кочевок члены одной семьи либо брачные партнеры перестают узнавать друг друга. Пара может опять объединится на период гнездования просто в силу сохранения птицами привязанности к определенной местности, так как и самец и самка каждый сам по для себя прилетают на старенькое место.

Организация поведения в анонимном обществе. Наряду с несомненными преимуществами, групповой образ жизни таит в для себя и определенные «экологические опасности». Тесное скопление огромного числа особей 1-го вида, то есть особей, предъявляющих схожие требования к среде, не исключает, а быстрее предполагает возможность появления внутрипопуляционной конкуренции. Естественно, что это на биологическом уровне невыгодно для популяции в целом.

Потому фактическая реализация достоинства группового вида жизни возможна только при определенных био критериях. Одним из принципиальных критерий является наличие довольно устойчивых и обильных источников еды. В силу этого групповой образ жизни почаще всего ведут животные, питающиеся массовыми видами корма: планктоном, травянистой растительностью, стайными видами рыб и т. Но даже и в этом случае образование бессчетных оседлых групп на сколько-нибудь долгое время фактически нереально.

Отлично уменьшить возможность появления пищевой конкуренции меж отдельными особями в стаде либо стае в схожем случае может лишь кочевой образ жизни. Но скопление сколько-нибудь значимого числа особей в ограниченном пространстве повсевременно перемещающейся группы может быть устойчивым и жизнеспособным только в том случае, ежели взаимное размещение и жизнедеятельность их имеют упорядоченный нрав, который достигается точной регуляцией взаимного расположения особей в стае и неплохой синхронизацией действий всех составляющих группу животных.

Наблюдения, опыты и построение математических моделей демонстрируют, что взаимное размещение особей даже в более просто организованных сворах рыб либо птиц имеет адаптивный нрав. Так, к примеру, внутристайные группы рыб и почти всех видов птиц, в особенности больших, к примеру гусей либо журавлей часто имеют форму клина, либо уступа. Таковая форма содействует улучшению гидродинамических критерий передвижения как своры в целом, так и каждой особи в отдельности, что, очевидно, нереально при хаотическом расположении особей.

Кроме аэродинамики полета такое построение, умопомрачительно напоминающее «уставные» построения подразделений самолетов, непременно, упрощает маневр. Определенный нрав построения своры, в частности расстояние меж примыкающими особями, не остается строго неизменным, так как форма и величина воздушных либо аква завихрений зависят от скорости движения.

Но при определенных критериях свора оказывается способной произвести скорую перестройку. Так, наблюдения за сворами скворцов проявили, что, обнаружив хищника, крупная до 50 свора скворцов уплотняется, выстраивается клином и кидается на него. Плотоядные птицы избегают приближаться к таковым стаям, так как столкновение с ними часто приводит к падению, а тотчас и к смерти хищника.

Поддержание определенной пространственной структуры своры обеспечивается системой особых адаптаций. Стайным животным свойствен врожденный стереотип поведения, выражающийся в непрерывной ориентации на примыкающих особей. Этот механизм поддерживается рядом морфофизиологических адаптаций — таковых, как наличие контрастных, бросающихся в глаза частей окраски у форм с в большей степени зрительной ориентацией, разных форм локации, отлично развитого чутья.

О возможности обонятельной ориентации у рыб уже говорилось при описании опытов с восприятием «запаха страха». Особые исследования демонстрируют, что восприятие аромата своры не лишь провоцирует проявление физиологических «эффектов группы», но и содействует поддержанию связи меж особями.

Это, в частности, свойственно личинкам ряда видов лососевых рыб; по мере взросления роль обонятельных стимулов у их миниатюризируется, уступая место зрительной ориентации. У высших позвоночных животных птицы, млекопитающие огромную роль во взаимной ориентации играет активная сигнализация, в частности звуковая.

Неизменная подача звуковых сигналов обеспечивает им возможность не лишь сохранения неизменной связи и целостности своры либо стада, но и регуляции расстояния меж особями, благодаря чему поддерживается адаптивность построения группы и синхронизация разных форм деятельности. Значимость устойчивого поддержания информативных контактов как 1-го из критерий не лишь сохранения адаптивного «строя» стада, но и обеспечения его целостности, очень велика.

Стереотип поведения, связанный с поддержанием взаимной ориентации особей, ориентирован, по сущности дела, на неизменный обмен информацией снутри группы. Особи, утратившие информативные связи с группой, немедля проявляют усиленную двигательную поисковую активность, которая понижается только по восстановлении контактов. Это типично для всех стадных животных, в том числе и таковых, как, к примеру, мортышки, у которых структура стада очень сложна.

В критериях сохранения информативных контактов возможна даже определенная степень свободы в поведении и передвижениях отдельных особей, не нарушающая деятельности всего стада в целом. Так, у рыб неизменное слежение за передвижением своры в целом открывает возможность отдельным особям поменять скорость и направление собственных передвижений в пределах, не нарушающих движения всей своры.

Конфигурации освещенности, прозрачности воды и ряда остальных критерий могут вызывать перестроения, в том числе — рассредоточение своры, но это постоянно может быть только в пределах, обеспечивающих сохранение информативной связи.

Поддержание стада либо своры как устойчивого целого просит не лишь упорядоченного пространственного размещения особей, но определенной синхронизации их деятельности. В простом виде система взаимной ориентации животных дополняется отчетливо выраженными подражательными реакциям.

В этом случае животные в стае ориентируются на группу ближайших соседей, с которыми находятся в конкретном информативном контакте. На их же ориентированы и подражательные реакции. Сигнал угрозы воспринимается традиционно последними животными, а уже от их по цепочке передается остальным, при этом он достаточно быстро прокатывается по стаду из конца в конец, представляя собой «волну возбуждения».

Она представляет собой быстро перемещающуюся по скоплению животных зону, в которой они реагируют на деяния соседей конфигурацией собственной позы. Фактически продвижение вперед у их чрезвычайно невелико. Как пишет Л. Баскин, распространение волны возбуждения просто следить в отаре овец. Когда, к примеру, овцы ворачиваются вечерком с пастбища, они надеются получить дома лакомую подкормку в виде ячменной муки либо комбикорма.

Но это наслаждение достается им не раз в день. Передние овцы подбегают к пустым кормушкам, и их разочарованное блеяние тотчас извещает о отсутствии корма. Этот крик волной прокатывается по отаре и, спустя несколько секунд, задние овцы, еще не побывавшие у кормушки, уже оглашают воздух возмущенным кликом. Ихтиолог Д. Радаков, который фактически и является создателем данного термина, обрисовал также «волны движения» в сворах рыб, представляющие собой взаимно согласованные перемещения определенной группы особей снутри своры.

Удаляясь от раздражителя, волна движения равномерно теряет скорость, Сразу наружные ее фланги то есть направленные к периферии своры отклоняются по все наиболее крутой кривой от радиального пути, так что фронт волны, в конце концов, обрисовывает дугу и ворачивается к тому раздражителю, который вызвал волну. Весь этот процесс занимал в опытах Д. Радакова 3—5 секунд. Волны движения бывают затухающими и лавинообразными. Предпосылки угасания различны: пассивность особей, которых волна встречает на собственном пути; уплотнение своры перед фронтом волны, что мешает предстоящему движению рыбок; удаление от раздражителя; привыкание к нему, ежели он оказывается безразличным.

Лавинообразные волны, возникнув, «не лишь не затухают, но даже наращивают свою мощность. В конце концов они приводят всю стаю в движение по: Баскину Л. Агрегации, либо скопления. Это такие объединения животных, которые формируются под действием какого-то физического фактора среды еды, температуры и т. Примером агрегации могут служить стайки головастиков в прогретых солнцем местах водоема.

Скопления характерны для почти всех видов беспозвоночных. Из скопления животных нередко возникает стадо, поведение членов которого традиционно взаимосвязано. Предпосылкой скопления, как правило, бывает сходство их потребностей. В особенности много животных собирается на участках, богатых едой. К примеру, лососи, идущие на нерест, завлекают к для себя различных, как четырехногих, так и пернатых хищников.

По многообразию птиц и животных на берегах рек можно безошибочно судить о наличии в реке проходных рыб. Огромные скопления кабанов, медведей, оленей и птиц наблюдается во фруктовых лесах Кавказа, когда тут поспевает сбор одичавшей яблони и груши. Не наименьшее их число собирается в дубняках в годы богатства желудей. Много различных животных накапливается в кедровых лесах при неплохом урожае шишек. Но возможен и другой путь образования скоплений, связанный со сходством реакций животных на причины среды: рельеф, ветер, течение, влажность и т.

Двигаясь в одном направлении, животные автоматом собираются близ перевалов, переправ через реки, в проливах и остальных схожих местах. Скопление животных в этом случае узнаваемый южноамериканский эколог В. Олли сравнил с появлением «пробок» на авто дорогах. Там, где шоссе обширно и прямо, машинки идут быстро и не мешают друг другу. Но на участке, где ведутся ремонтные работы, их скорость понижается и они начинают скапливаться перед заездом на узенький участок.

Отличные примеры схожих скоплений дают перелетные птицы. Обходя моря, они собираются по их берегам и, пересекая горы, — у перевалов. По мнению орнитологов, некие острова служат как бы ориентирующими точками, по которым птицы инспектируют корректность собственных штурманских «расчетов».

Тут, как будто у перекрестка, появляются большие птичьи скопления. Нередко, оказавшись в поле зрения друг друга, животные сближаются и далее движутся вкупе. Такое соседство помогает им ориентироваться, впору замечать неприятеля, не боясь внезапного нападения, отдыхать, пока соседи бодрствуют. Множество представителей различных видов накапливается у водоемов в засушливый период.

Очень типично, что в таковых ситуациях у животных резко понижается злость по отношению к друг другу. В саванне этот парадокс получил заглавие «водяное перемирие». Образование скоплений животных, как проявили исследования на почти всех грызунах, мортышках, летучих мышах, овцах и остальных животных, ведет к понижению у их обмена веществ.

При этом основную роль тут играет не прямое влияние наиболее подходящего локального климата в глубине стада, а рефлекторная реакция на присутствие особей собственного вида. Уровень обмена понижается и у мыши, которая разделена от других стеклом, и у маленькой рыбки гольяна, который посажен в «стайную» воду, то есть туда, где ранее посиживали остальные представители того же вида.

Неблагоприятные следствия скопления животных намного смягчаются их взаимопомощью. Так, в группе копытные скорее раскапывают снег. В глубоко снежный период зимы в юных сосняках и лиственных мелколесьях с ивой, осиной, рябиной, можжевельником собираются лоси.

Бессчетные тропы помогают животным передвигаться. Охотники именуют подобные места лосиными «стойлами». Точно такие же скопления на маленьких участках образуют изюбри и кабаны Баскин Л. Анонимное общество открытого типа. В отличие от случайных скоплений животных в экстремальных критериях, устойчивые стада и своры характеризуются определенной упорядоченностью взаимного расположения и жизнедеятельности отдельных особей входящих в их состав.

Это условие описывает собой принципиальные индивидуальности структуры популяций стадных животных и устройств, поддерживающих эту структуру. Целостность таковой группировки может быть обеспечена только при точной регуляции взаимного расположения особей в стаде и высочайшей степени синхронизации действий всех составляющих группу животных.

Как было сказано выше, эти условия обеспечиваются нравом построения своры и взаимным расположением особей, а также неизменной ориентацией на примыкающих особей. В относительно просто организованных сворах рыб и неких в особенности маленьких птиц особи, составляющие группу, фактически равноценны по их экологическому значению для своры в целом. Таковой тип структуры именуют эквипотенциальным. Анонимные общества, члены которых не проявляют злости по отношению к вновь присоединившимся особям собственного вида, получили заглавие открытых.

К ним относятся, к примеру, почти все копытные, кенгуру, жирафы, которых завлекает вид сородичей, но они с равной легкостью присоединяются к данной группе, а потом покидают ее. Виды, образующие общества открытого типа, как правило, имеют сильно выраженный стадный инстинкт. Огромное значение для его развития имеет запечатление особей собственного вида.

Наружный вид 1-го либо группы животных собственного вида запоминается как положительный фактор среды. Он становится возбудителем стадного инстинкта у юного животного. Стадный рефлекс появляется и существует на базе врожденного оборонительного рефлекса. Конкретно чувство большей сохранности посреди схожих для себя подкрепляет до этого безразличный раздражитель — стадо, превращая его в условно-рефлекторный. Стадный рефлекс вырабатывается у всех животных данного вида и закрепляется на всю жизнь.

Анонимное общество закрытого типа. В обществах такового типа отсутствует персональное узнавание друг друга, но уже намечается некая разно функциональность особей. Основным отличительным признаком, по которому его члены различают собственных и чужих, является какой-нибудь признак, соответствующий для данной группы. Почаще всего сиим признаком является соответствующий групповой запах, формирующийся под действием целого ряда событий.

Групповой запах зависит до этого всего от личных особенностей животных группы, почаще всего состоящих в тесноватом родстве, и, в связи с сиим, имеющих биохимическое сходство. Гигантскую роль в разработке группового аромата играет микробный пейзаж, соответствующий для животных данной группы.

Перенос микробов от особи к особи может осуществляться в процессе взаимодействия членов группы: спаривании, кормлении молодняка, родах и т. Таковым образом, снутри каждой популяции поддерживается определенная общегрупповая микрофлора, обеспечивающая сходный запах членов группы. Общества закрытого типа характерны для почти всех грызунов, в частности крыс. Возникновение на участке обитания колонии крыс сторонней особи приводит к тому, что все взрослые члены колонии набрасываются на нее и, ежели она не успевает покинуть данную местность, убивают.

Единственный признак, по которому крысы различают «своих» от «чужих», — это специфичный для каждой колонии запах. Ежели крысу из колонии натереть подстилкой, взятой из иной колонии, она на данный момент же будет убита сородичами, с которыми до этого жила в полном мире. Анонимные общества закрытого типа практически являются переходной формой к индивидуализированным сообществам, также в основном закрытым для сторонних особей.

Постоянные замкнутые группировки обитающие на одном месте либо совершающие повторяющиеся кочевки как правило представляют собой общества с упорядоченной структурой отношений меж особями. Такие общества именуются «индивидуализированными» либо «персонифицированными», так как каждый член общества знает всех других «персонально».

Структура отношений животных в индивидуализированных обществах базирована на системе иерархии и ритуализации злости. Общества подобного типа, с большей либо наименьшей сложностью отношений в их, характерны для множества видов. Сложные индивидуализированные общества имеют почти все виды плотоядных млекопитающих, добывающие еду коллективной охотой. Это, к примеру, гиены, львы, волки, гиеновые собаки и др.

Основой таковых группировок, как правило, служат семейные группы, к которым могут примыкать и неродственные животные. Ядром своры традиционно бывает группа довольно опытнейших, немолодых животных, которые издавна знают друг друга и находятся в «дружеских» отношениях. В схожих группах наблюдаются сложные иерархические дела, но высшую ступень иерархии занимает вожак.

Обычным для индивидуализированных сообществ является роль почти всех его членов в воспитании подрастающего молодняка, а также забота старших особей о целостности общества и сохранности его членов. Типично для их и распределение ролей животных в группе. У таковых высших позвоночных, как человекообразные мортышки и дельфины, фактически отсутствует злость по отношению к чужакам, и их общества получают некие черты, соответствующие для открытых групп.

Степень обилия и пластичности отношений в обществе животных тесновато связана с уровнем их психологического развития. В обществах высокоорганизованных животных взаимопомощь и сотрудничество играют наиболее важную роль, чем злость, сплетенная с поддержанием иерархической структуры. Структурированность сообществ животных в большой степени зависит от пространственной структуры популяций и их динамики. о этом речь пойдет ниже. До этого чем говорить о обществах, соответствующих для различных видов, разглядим главные закономерности, лежащие в базе их формирования.

Цитируем по книжке З. Зориной, И. Полетаевой, Ж. Резниковой «Основы этологии и генетики поведения». Оно описано у неких вместе охотящихся плотоядных рыб тунца, макрели , а также у ряда видов млекопитающих, таковых как бобры, львы, волки, гиены, гиеновые собаки, шакалы и др. Этот парадокс представляет собой выполнение членами группы разных, но верно определенных по функции действий, к примеру при охоте либо охране местности.

Возможность выполнения различных ролей в обществе определяется у каждой особи сложнейшим сочетанием видовых, наследственных ФКД и поведения, основанного на личном и соц опыте. На «результирующей» влияния опыта и врожденных задатков и базирована роль каждого индивида в обществе. В целом, «разделение труда» в обществах животных, непременно, делает их социальные дела наиболее сложными и многообразными. В различных ситуациях на 1-ый план могут выходить особи, наиболее способные к тому либо иному виду деятельности.

Такие дела именуют «ролевой иерархией». Замечательное разделение труда существует в обществе бобров. Обитающая в хатке группа животных выделяет «дежурных», которые по очереди смотрят за бобрятами. Они повсевременно играют роль «спасателей», так как детеныши еще не чрезвычайно отлично плавают и, покидая хатку, могут не отыскать входа в нее, задохнуться в воде или погибнуть на берегу.

Бобры, работающие вне хатки, также выполняют различные функции, такие как снабжение бобрят едой, охрана либо стройку. Есть наблюдения, свидетельствующие о том, что у неких видов «разделение труда» включает в себя манипуляции поведением одних особей со стороны остальных. Более известны, хотя и не вполне убедительны, именитые опыты К.

Моуэра : в камеру помещались несколько крыс, которые могли жать на рычаг для получения еды, но кормушка находилась в отдалении от него. Оказалось, что в таковой ситуации на рычаг надавливали только немногие особи, обеспечивая едой всех других. Остается неясным, почему «работала» лишь часть животных, а остальные вели «паразитический» образ жизни. Иной, наиболее убедительный пример «разделения труда» и «эксплуатации» в группе юных шимпанзе обрисовал Л. Фирсов Он провел свои наблюдения на озерном полуострове в Псковской обл.

На первом шаге опыта шимпанзе могли получить приманку из открывающегося ящика лишь в итоге удачных действий напарника. Когда они усвоили этот навык, дела меж ними начали изменяться. Довольно сбалансированные в начале опыта, они быстро переходили в фазу «беззастенчивой эксплуатации», когда огромную часть заработанной приманки получали не «работники», а «наблюдатели». Прежняя картина отношений восстанавливалась только опосля энергичных столкновений.

Непременно, такое «разделение труда», в особенности методом манипуляций поведением партнеров, просит известного общественного опыта и гибкости поведения. Сходные дела складывались и в группе юных ворон в начале опыта их возраст составлял 2 месяца , которые учились жать на рычаг для получения корма сразу.

И в этом случае толика пищедобывательных реакций, совершенных членами группы, с самого начала была различной, и это различие углублялось в процессе опыта. Значительно отметить, что взаимодействия меж птицами были практически лишены признаков злости, во всяком случае, ворона, нажимавшая на рычаг, не пробовала отгонять остальных членов группы от «заработанного» ею корма. Может быть, это происходило поэтому, что самыми активными «добытчиками» были низкоранговые» особи Зорина, Таковым образом, в данной ситуации представители очень различных групп позвоночных ведут себя достаточно сходным образом.

Исследование индивидуализированных сообществ животных дает много примеров очень принципиальной роли сотрудничества для удачной деятельности и выживания группы. Более калоритные из их — это совместная охота у почти всех больших хищников, совместное сложное стройку и выкармливание потомства у дальних друг от друга видов, к примеру у бобров, голых землекопов и публичных насекомых — термитов, ос, пчел, муравьев. В приведенных примерах сотрудничество меж членами общества составляет видоспецифическую черту их поведения, обязательно соответствующую для всех особей.

Наряду с сиим сотрудничество может возникать как личное приспособление отдельных особей к определенным условиям среды, которое не предвидено видовыми стереотипами поведения. Таковой вид сотрудничества представляет особенный энтузиазм для свойства разумных компонентов в поведении животных см. Более убедительные примеры этих высших форм кооперации обнаружены у человекообразных обезьян. Так, Дж. Гудолл приводит в собственной книжке ряд примеров, когда шимпанзе оказывали помощь остальным членам группы, которые могли и не быть их родственниками.

Еще один пример — наблюдение Р. Футса за «говорящей» мортышкой Уошо, которая жила на островке, окруженном рвом с водой и изгородью с электрическим током. В один прекрасный момент юная самка Синди, решив навестить Уошо, каким-то образом преодолела эту изгородь, но свалилась в воду и начала тонуть. Увидев это, Уошо, держась за травку, вошла в воду и умудрилась схватить Синди за руку, когда та, может быть в крайний раз, всплыла на поверхность. Следует выделить, что меж мортышками не было схожих отношений, да и познакомились они совершенно незадолго до действия.

Разбирая этот и подобные достаточно бессчетные примеры, Дж. Гудолл считает, что отбор родичей может играться роль в формировании возможности к взаимопомощи не лишь посреди схожих, но также и сторонних друг другу особей. О возможности к сотрудничеству не лишь у приматов, но и остальных высокоорганизованных позвоночных свидетельствуют упомянутые выше данные о врановых птицах.

Типичным экспериментальным подтверждением ее существования могут служить также данные опытов Л. Бондарчука, описанные в работе Крушинского и др. В каждой половине находилась педаль, при нажатии на которую возникал корм, но это происходило лишь тогда, когда вороны надавливали на «свои» педали сразу. Независимо от этого ворон обучили открывать дверцы примыкавших к обоим отделениям камеры доп клеток, где птицы лицезрели кормушку с мясом.

Каждый из способностей вырабатывался довольно просто. Потом в главном опыте одну из ворон запирали в клеточку, так что 2-ая птица при нажатии на педаль корма не получала. Оставшись в одиночестве, ворона в конце концов открывала клеточку и выпускала напарника. Этот факт рассматривается как подтверждение возможности птиц к экстренной интеграции независящих способностей в новейшей ситуации, то есть к одному из относительно обычных видов рассудочной деятельности Зорина, Анализируя делему взаимопомощи и сотрудничества у высших позвоночных, Л.

Крушинский приходит к выводу, что главным механизмом, обеспечивающим возможность таковых отношений меж членами общества, может быть лишь довольно развитая рассудочная деятельность. Вправду, поведение Уошо в приведенном примере включает экстренную оценку новейшей, ранее никогда не имевшей места ситуации, способность поставить себя на место мортышки, терпящей бедствие, и принять адекватное данной ситуации решение».

Пространственная структура популяций может значительно различаться у различных видов. Но главные ее звенья обнаруживаются у всех животных. Простым территориальным объединением можно считать своры и стада, колонии и колониальные поселения, обеспечивающие размножение, регулирующие внедрение местности и организующие сезонные передвижения. Даже животные виды , ведущие «одиночный» образ жизни, фактически повсевременно находятся в связи друг с другом, образуя так именуемые «парцеллярные группировки».

Они могут сохраняться неопределенно длительное время, временами пополняя естественную убыль. Последующим звеном в популяционной организации большинства видов служат наиболее сложные территориальные объединения. У оседлых животных их именуют «поселениями», простыми популяциями. Аналогом таковых объединений у копытных служат стада в период оседлого существования. Местные скопления летних выводков маленьких птиц в конце лета на определенных местах, где происходит обучение юных и формируются начинающие перелет стайки, либо скопления линяющих уток на озерах также представляют собой простые популяции, отчетливо приметные конкретно в это время.

Малая соц ячейка, цельность и самостоятельность которой поддерживаются в основном ее своими, внутренними механизмами, именуется микропопуляцией. Эти популяционные группировки генетики именуют «демами». По определению Н. Наумова , схожее объединение особей называется «парцеллой».

Наиболее большие объединения, местные локальные популяции и вышележащие надпопуляционные комплексы могут наблюдаться зрительно лишь у немногих видов во время сезонных миграций. Для мигрирующих видов характерна непростая популяционная структура. На местах размножения они держатся маленькими группами либо стадами, время от времени раздельно самцы и самки с молодняком копытные. Птицы образуют гнездовые колонии либо гнездятся парами, объединенными неизменным общением и сигнализацией традиционно по несколько 5—15 семей.

При подрастании молодняка подвижность семей возрастает, и формируются наиболее большие группировки — местные локальные популяции. Концентрируясь на миграционных путях, они объединяются в наиболее большие группы — популяции географических районов. Таковы многомилионные стада северных оленей и сайгаков либо огромные своры перелетных птиц и мигрирующих рыб, передвигающиеся по одному направлению общей массой либо отдельными стадами.

Население больших географических регионов имеет собственные системы кочевых путей. На местах зимовок большие своры либо стада разбиваются на наиболее маленькие группировки, в обратном порядке тому, что происходило в начале миграций. Сложность популяционной структуры таковых видов возрастает тем, что самцы и самки вне сезона размножения занимают тотчас далековато отстоящие друг от друга местности.

В конце концов, у неких птиц и млекопитающих имеются как оседлые, так и мигрирующие популяции. На зимовках, пореже — в период размножения, они могут жить по соседству, на одной местности, обмениваясь животными. Таковая картина наблюдается у северных оленей на Новосибирских островах, косуль и лосей на Северном Урале, ряда мигрирующих видов птиц в частности, врановых и остальных животных. Существование неизменных и временных поселений, ясно выраженных у оседлых животных, в реальности представляет всепригодное явление.

Они различаются не лишь степенью стойкости длительностью существования , но и составом и структурой населения, характеризующими «уровень организованности». В устойчивых поселениях грызунов преобладают взрослые оседлые животные, объединяющиеся в большие и стойкие «популяционные парцеллы» группы семей, колонии , ведущие относительно неподвижный образ жизни.

В их идет интенсивное размножение. Это основная продуктивная часть популяции, обеспечивающая ее воспроизведение. Неуравновешенные временные поселения появляются за счет эмиграции из главных поселений. Они различаются наименьшей плотностью и большей подвижностью жителей, посреди которых высок процент юных, время от времени еще созревающих особей.

Они нередко держатся поодиночке, а образуемые ими популяционные парцеллы, как правило, невелики, наименее стойки и нередко меняют собственный состав и размеры. Размножение в таковых поселениях идет на низком уровне и лишь в чрезвычайно подходящие годы добивается большой интенсивности. Роль этологической структуры в популяции. Этологическая структура регулирует территориальное размещение и обеспечивает размножение популяции.

Она выражается в образовании различного рода группировок, возникающих на базе общения особей сигнализации. В базе образования группировок лежит приобретение животными того либо другого статуса в популяции. В ходе такового ранжирования любая особь занимает определенное положение, которое может в недлинные сроки поменяться под действием наружных и внутренних стимулов. Нарушение этологической структуры может быть вызвано неблагоприятной погодой, переменами среды обитания, но почаще соединено с переменами самой популяции, в особенности ростом и падением численности животных.

Физиологические механизмы таковых нарушений почаще всего бывают соединены с эндокринной регуляцией. Таковым образом, пространственная структура популяций и система отношений особей находятся в закономерной взаимной связи. По мере усиления контактов особей на общей местности усиливается и структурированность, упорядоченность их отношений. Главные принципы построения популяции. При всем обилии пространственно-экологической структуры популяции разных видов можно выделить, как показывает И. Шилов , два принципа ее построения, различающихся методом использования местности.

Видам, ведущим оседлый образ жизни, присущ интенсивный тип использования места. Для их характерна упорядоченность отношений. К иной экологической группе популяций относятся виды, которые в течение всей жизни либо временами на протяжении долгого времени к примеру, сезонно ведут групповой образ жизни.

Для их характерен экстенсивный тип использования местности, представляющий собой не что другое, как адаптацию к долговременному совместному существованию групп животных 1-го вида. Основной ячейкой микропопуляцией схожей популяции является стадо. Личный участок.

Привязанность к ограниченной местности имеет определенные био достоинства. В собственных перемещениях по знакомому участку животное не затрачивает доп времени и энергии на исследовательскую деятельность. Все его передвижения осуществляются как бы автоматом, на базе когнитивной карты местности, составленной благодаря системе знакомых зрительных ориентиров, а также различных меток, оставленных данной особью.

Благодаря этому неизменный житель участка кратчайшим методом добивается мест кормежки, отдыха, укрытий и т. Обитая долгое время на одном участке, животное занимается его «благоустройством». Оно строит различного типа укрытия, прокладывает системы троп, метит местность, делает запасы корма и т. Все это не лишь открывает возможность более оптимального использования ресурсов местности при издержке малого количества времени и энергии, но и резко увеличивает эффективность переживания непогоды, спасения от хищников.

Величина и форма участков обитания может чрезвычайно сильно варьировать как у различных видов, так и у различных популяций 1-го вида, в зависимости от кормовых ресурсов, рельефа местности, а также особенностей биологии вида. У почти всех больших плотоядных млекопитающих и птиц размеры личных участков чрезвычайно значительны, так как они должны обеспечивать возобновляемые запасы дичи.

Формирование личного участка традиционно начинается с выбора места для сооружения основного укрытия, к примеру гнезда, выводковой норы и т. Этот процесс базируется на врожденных стереотипах поведения, пусковыми механизмами для которых служат определенные индивидуальности среды.

Так, для птиц дуплогнездников главным раздражителем является вид дупла, для почти всех млекопитающих-норников при выборе места для норы таким являются некие индивидуальности рельефа, земли и др. Кроме собственного участка, животные в известной степени имеют представление и о местности, которая их окружает. В период оседлой жизни почти все виды животных время от времени совершают выходы за его пределы, с следующим возвратом. Используя способ радиоактивных изотопов, удалось проследить передвижения ряда видов маленьких млекопитающих, носящих нрав патрулирования на собственном участке.

По-видимому, цель такового «патрулирования» заключается в получении инфы о примыкающих особях и их заходах в пределы участка. При иной форме исследовательской деятельности животные выходят за пределы участка и ворачиваются обратно, совершая «разведывательные рейды».

При таковых переходах животные получают информацию о примыкающих особях и их группировках, а также контактируют с ними. Личное определение особей. Проявление территориального поведения основывается на личном распознавании особей собственного вида, появившихся поблизости участка либо конкретно в его пределах. Виды, ориентирующиеся в большей степени с помощью зрения, отлично различают примыкающих особей по наружному виду; у почти всех из таковых видов эволюционно вырабатывались некие индивидуальности окраски: калоритные тона к примеру, почти все тропические птицы, коралловые рыбы , нередко в сочетании с цветными, контрастными пятнами, полосами и т.

Показано, что животные в состоянии отлично различать друг друга, при этом в неких вариантах различные индивидуальности окраски служат для различения особей на разном расстоянии; бросающиеся в глаза элементы окраски играют роль первичного раздражителя в проявлении брутальных реакций.

Немаловажное значение в зрительном распознавании «чужака» имеет уже рассмотренная ориентировочная реакция, придающая поведению животного на чужой местности специфичный и отлично приметный нрав. Различение может происходить и на базе голосовых сигналов.

Исследования структурных особенностей песен и остальных сигналов у птиц проявили, что они содержат много частей личного характера; свойственная ряду видов способность к имитации голоса остальных птиц также рассматривается как форма наиболее точной индивидуализации песни. Песня «чужой» особи собственного вида постоянно вызывает резко выраженную брутальную реакцию «хозяина» участка, ежели она исполняется в пределах его местности.

Эта реакция просто провоцируется у почти всех видов проигрыванием на их участке магнитофонной записи песни. Аналогичным образом можно спровоцировать злость и у неких видов земноводных. Так, один из видов древесных лягушек отчетливо реагировал брутальной реакцией на зрительный раздражитель в виде глиняной модели лягушки, подкрепленный воспроизведением записанных на пленку кликов спаривания этого вида. Ритуальные демонстрации в территориальном поведении. Сами по для себя формы брутального территориального поведения далековато не исчерпываются прямым нападением, схваткой, погонями и т.

Можно даже огласить, что такие «жесткие» формы злости, связанные с нанесением противнику ран и других повреждений, представляют собой не настолько уж нередкое явление в общей системе индивидуализации местности. Ровная злость фактически постоянно сопровождается особенными «ритуальными» формами поведения, а время от времени охрана участка на сто процентов ограничивается ими. Да и сами столкновения на территориальной почве относительно изредка сопровождаются нанесением противнику суровых повреждений.

Так, нередкие схватки зябликов на границе участков традиционно чрезвычайно кратковременны и кончаются бегством «нарушителя», опосля чего же «хозяин» участка начинает энергично петь в районе места схватки; подобная картина наблюдается у овсянки-просянки и почти всех остальных птиц. У грызунов «нарушитель» чрезвычайно нередко спасается бегством опосля первого же нападения, и предстоящая погоня носит уже демо характер.

Граница галка играет в карты куплю счет 1хбет

Ну кто бы сомневался: на Украине половина западного оружия уходит «налево»! Где ударят «Стингеры»?

Следующая статья играть казино онлайн бесплатно 777

Другие материалы по теме

  • 1xbet работающее
  • Беспроигрышные ставки на футбол сегодня
  • Форум об букмекерских конторах в интернете
  • Установить лига ставок на телефон
  • Лицензия букмекеров на
  • 3 комментариев
    1. Викторина
    2. Антонин
    3. tiodici
    [an error occurred while processing the directive]